Эдуард Голубцов: «Бизнесмену легче дать денег,чем взять на работу инвалида»

Эдуард Голубцов: «Бизнесмену легче дать денег,чем взять на работу инвалида»

О социальной ответственности бизнеса говорят много. Особенно в начале декабря в международный день инвалидов и накануне него. Благотворительные вечера, гранты, подарки, разовые акции. А чем еще, собственно, можно помочь? «Бизнес Навигатор» встретился с Эд

 

?Современный бизнес в России и странах мира, по идее, должен нести социальную ответственность перед обществом. Это одна из его задач. Но если исключить производства, действующие при обществах инвалидов, то где еще могут найти работу люди с ограниченными возможностями?
 
- Давным давно были квоты на рабочие места для людей с ограниченными возможностями. Но они не действовали. Уже тогда никто не хотел брать ответственность за «больных» людей. И сегодня им мало что предлагают. Это ведь очень специфичная категория работников. Мы пытались обучить наших подопечных в 39 училище шить. Нам сказали: дайте справку, что они могут сидеть за швейной машинкой и шить. Поэтому люди, наши ученики, уже бояться, что отучатся, а их не возьмут на работу. Или вовсе урежут пенсию.
Есть и другая проблема: мы хотели сделать швейное производство, а сбыта нет. Не каждое социальное направление работает в нашем государстве. Каждый руководитель понимает, чем больше людей данной категории, тем сложней. И любому деловому человеку легче дать денег, выписать гранд, одним словом, заняться благотворительностью, нежели брать их на работу. Надо еще иметь в виду, что такой работник не сможет занимать в организации или на производстве ключевых позиций, то есть быть бухгалтером, инспектором ОК, управленцем. Они физически не могут выполнять тот объем работы, который необходим.
 
У них всегда будут проблемы: психологические, физическое недомогание, капризы. Не каждый из «особенных» людей в состоянии шить, клеить, вообще, работать. И здесь для каждого человека с ограниченными возможностями важно понять, что он хочет и что он реально может. И важен внутренний настрой.
 
?Эдуард Валерьевич, как возникла идея организации автошколы для людей, которых многие называют «особенными»?
 
- Все родилось спонтанно. У нас большая дружная семья, у меня два брата , мама, отец. И просто сидя за столом, однажды просто подумали, почему бы не открыть автошколу. Отец у меня инструктор по вождению, я сам с 6 лет за рулем.
 
На тот период времени в городе уже действовала 21 автошкола. Я предложил, что если и открывать свое дело в этой области, то надо чем то отличаться. Выбрали именно социальную направленность. Такой нигде небыло. Проанализировав всю ситуацию в целом, оказалось что в России всего 4 таких школы – в Москве, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде и Казани. И мы понимали, что открывая такую школу мы получим поддержку на уровне местных властей в решении вопроса социальной программы. У меня не было сомнений в успехе.
 
И потом, понять тех людей, которые оказались в трудной жизненной ситуации, могут только те, чье жизненное пространство возможности ограничены. Мне было 25 лет, когда случилась авария... Жизнь разделилась надвое: до и после. Я почувствовал, что такое быть беспомощным, не нужным и ловить на себе сочувствующие взгляды. До аварии я занимался боксом, увлекался альпинизмом, и так как рос в Таджикистане, возможность лазать по горам была неограниченная. После аварии мечты и перспектывы, казалось, рухнули. Представляете, здоровый парень, молодой и вдруг – ничего не можешь делать...
 
Полная переоценка и переосмысление жизни произошли в тот момент. У меня уже была семья, двухлетний сын. За детский сад платили 120 рублей, а моя пенсия по инвалидности - 400.
Я первое время не знал как общаться с людьми, и конечно мне никто не предложил новой работы. А потом мне подсказали обратиться в общество инвалидов. Год или два я там работал на общественных началах...
 
На тот момент льготы по налогообложению составляли порядка 18 процентов на НДС. И мы начали создавать свое производство. Открыли кассовое обслуживание. Начали выполнять объемы по строительству. Все гранитные стелы, которые стоят на въезде в регион, и где написано «Владимирская область», на московском направлении, рязанском, нижегородское — все это работа нашего общества. Это был хороший госзаказ. Мы все время двигались вперед. Это как покорение любой горной вершины. Идти только вперед, потому что за тобой идут люди. Они с тобой в одной связке, они тебе верят, и ты не можешь их подвести. И я обязан был им помочь.
 
?Чтобы открыть автошколу для «особенных» людей, нужны особенные условия? Сколько специально переоборудованных машин нужно? И сколько и кому за это приходится платить?
 
- У нас одна машина полностью переоборудована для обучения курсантов, с ограниченными возможностями. Такой технический «апгрейт» обходится от 15 до 60 тысяч рублей. Работает на спецмашине подготовленный инструктор. В год через школу проходит порядка 50 человек с ограниченными возможностями. Но с инвалидностью опорно-двигательного аппарата человек 15-20. К оплате за их обучение мы подходим индивидуально, но цены для таких людей на треть ниже, чем для остальных учеников. В этом сложность и проблема социального направления, оно - затратно. Приходится за счет основного потока компенсировать обучение «особенных» курсантов. Мы существуем три года и только сейчас вышли на стабильную позицию. В планах развитие и открытие филиала школы в Иваново.
 
?В связи с наличием специальных автомобилей есть ли проблемы с техосмотром? И как вы решаете проблему ТО сейчас?
 
- У нас в парке порядка 10 машин, все прошли техосмотр. К тому же у нас есть правило – инструкторы отвечают за техническое состояние автомобиля. То же и с нашей универсальной машиной. Поскольку в ней ручное оборудование, то двигатель и тормоза мы проверяем сами.
 
Я считаю, что когда ТО был в ведении ГИБДД, контроль был лучше. Сейчас, когда ТО ушел в частные руки, те, кто содержат станцию, просто зарабатывают деньги. И закрыть пустующую нишу, если эта система приживется, можно будет лет через 5-10. Тогда мы сможем спрашивать качество и все остальное. А сейчас требовать бесполезно.
 
Вот в 2009-м, когда мы регистрировали в ГИБДД наш спецавтомобиль, там не знали как его оформить. Масса дополнительных педалей, ручного оборудования... Более того, для работы на этом автомобиле мы нашли инструктора, такого же как и его будущие ученики. Это ведь важный психологический момент для курсантов: когда рядом с тобой сидит понимающий тебя инструктор. Специфика вождения обычного человека и инвалида разная. И донести это может только тот человек, который сам работает по этой же схеме.
 
Прелесть этих людей заключается в том, что их жизнь подвела к решению учиться. Они более целеустремленные. И те, кто у нас учился, сдали экзамены с первого раза! И теорию, и практику.
 
?То, что вождение автомобиля поможет многим реализовать себя в жизни, вы поняли из разговоров и общения с людьми? Или что-то другое натолкнуло на мысль об автошколе, обучающей людей с ограниченными возможностями?
 
- Поскольку я 10 лет вел прием в обществе инвалидов, сталкивался с их проблемами, приезжали колясочники, не раз звучал вопрос о том, где бы научиться управлять автомобилем. Машина этим людям нужна в основном для того, чтобы каким-то образом «перемещать» себя. А это как раз права категории В. Был у нас парнишка - колясочник, он обучился вождению, чтобы ездить в институт. Возможно, кто-то из них занимается и частным извозом, таксует. Одним словом, у людей появляется возможность зарабатывать и реализовывать себя, что очень важно.   
 
Эдуард Валерьевич Голубцов, генеральный директор автошколы «АвтоДар» Дата рождения: 10 апреля 1970 года Образование: высшее юридическое и среднеспециальное В бизнесе: с 2001 года Хобби: люблю машины, нарды, хороший коньяк и женщин

...

  • 0

Популярное

Последние новости