Двое погибли, один остался без ног. Обвиняемый в жутком ДТП все еще на свободе

Двое погибли, один остался без ног. Обвиняемый в жутком ДТП все еще на свободе

С момента страшной аварии при перегоне подаренных Московой Лиазов прошел почти год

Страшное ДТП, которое произошло 10 ноября 2020 года, потрясло весь город. Трагедия произошла недалеко от Петушков при перегоне подаренных Московскими властями автобусов для города Владимира. В этой аварии погибли два человека, а водитель злополучного автобуса остался без ног. Предполагаемый виновник этой страшной аварии до сих пор находится на свободе.

По предварительной информации, 10.11.2020 г. в 19:40 на 114 км автодороги М–7 «Волга» водитель автомобиля Фиат, 1978 г.р., при осуществлении движения по правой полосе в направлении г. Владимира совершил наезд на стоящий в попутном направлении  автомобиль «Лада–Гранта» под управлением водителя 1964 г.р. От удара автомобиль «Лада» продвинулся вперед и совершил наезд на стоящий впереди автобус ЛИАЗ, водитель 1964 г.р. Произошло возгорание транспортных средств. Итог ДТП:

  • Водитель автомобиля «Фиат», диагноз: множественные ссадины поверхностей кистей рук – лечение амбулаторно;

  • водитель автобуса, диагноз: ампутация нижней трети левого бедра, открытый перелом нижней трети правого бедра, травматический шок 1-2 степени - госпитализирован;

  • водитель автомобиля «Лада» от полученных телесных повреждений скончался на месте происшествия;

  • пешеход 1993 г.р., от полученных телесных повреждений скончался на месте происшествия. 

 

Олег

Почти год прошел с той страшной аварии, а водитель автобуса Олег, который чудом остался жив, хотя и потерял обе ноги, помнит все так, словно все случилось вчера.

- В день, когда произошла авария, у меня с самого утра было какое-то нехорошее чувство. Как будто что-то должно произойти, да и ехать в командировку в Москву очень не хотелось. Но на странное ощущение я не обратил внимания и поехал на работу на предприятие «Владимирпассажиртранс». Нас собрали в командировку в Москву за подаренными автобусами. Должны были двигаться колонной в 11 автобусов, но так как это дорога, то получилось так, что кто-то вперед уехал, кто-то был позади. Из 11 автобусов на дороге остались только я и ещё один водитель, остальных не было видно. Уже ближе к Петушкам чувствую, что автобус как-то не так едет. Я максимально прижался к обочине, насколько это возможно, так как там отбойник стоял. Вышел поставил знак. Второму водителю сообщил, чтобы ехал без меня дальше. Вызвал слесаря. Пока ждал его, решил вызвать эвакуатор, ведь было уже темно на улице, и слесарь просто мог бы не увидеть, что там с автобусом произошло. Эвакуатор мне пообещали вызвать, но слесарь уже вот-вот должен был подъехать, и поэтому отзывать обратно его не стали. 

Подъехал слесарь Сергей на «Ладе», за рулем был водитель Николай. Я обошёл автобус и встал недалеко от Сергея. Поздоровался с Николаем. Мы перекинулись с Сергеем несколькими фразами. Я хотел его в кабину позвать: чай попить, покурить. Не успел. Нас ослепили фары двигающегося по обочке автомобиля. Видимо, лихач решил обогнать всех по обочине. В один момент всё произошло: Сергея, который стоял наклонившись, практически вдавило в автобус, Николай оказался зажат в «Ладе», меня зажало между автобусом и «Ладой». После того, как автомобиль чуть отъехал, я упал на землю. Уже без ног. Меня оттащил кто-то из тех людей, кто остановился у места аварии. Оттащили и Сергея, но он уже умер в тот момент. Машина, в которой находился Николай, загорелась. Огонь быстро перекинулся на весь транспорт, который там был: это и «Фиат», и «Лада», и автобус. Я в этот момент находился в сознании и всё это видел. 

Меня «отключили» уже перед операцией. Потом началось долгое восстановление: перевязки, обработки. Какое-то время я вообще лежал в кровати. Не было ни коляски, ни протезов, ничего. Тяжело привыкать к такому беспомощному состоянию: я ведь всю жизнь работал. Работал в милиции, летчиком был, водителем. И тут в один момент как беспомощный ребёнок оказался. Водитель «Фиата», который в нас влетел, со мной за это время практически и не связывался. Я видел его только на «очной ставке». Возле двери только он тихонько сказал «Извини». Скоро уже год этой аварии, и я удивлён, что суда не было, что следствие так долго тянется. Два человека погибли на моих глазах. И я вот… Сами видите».

Со слезами на глазах Олег вспоминает тот роковой день. Олег всегда работал и остаться в таком положении, разумеется, очень непросто для взрослого мужчины. Но и тут он нашёл в себе силы жить дальше: Олег занимается обустройством своего подъезда для того, чтобы он мог беспроблемно выезжать на улицу, думает над тем, как ему расширить проходы в его квартире, чтобы он мог проехать на коляске; осваивает протезы. У Олега есть жена, она работает нянечкой в детском саду. У них есть две дочери. Семья поддерживает Олега после этой жуткой аварии.

Сергей

Другая потерпевшая сторона - Ирина Шарова, супруга 27-летнего слесаря Сергея, который скончался в этом ДТП, удивлена не меньше Олега тому, что предполагаемый виновник аварии до сих пор на свободе. Ирина осталась одна с маленькой дочкой на руках. Платит ипотеку, которую брали с мужем. Вот что она рассказывает о том жутком дне:

- В тот вечер я сидела дома и ждала Сергея с работы. Около семи часов вечера муж позвонил мне в последний раз. Он сообщил мне о том, что задержится на работе. Это было совершенно нормально и часто так происходило, поэтому никаких предчувствий у меня в этот момент не возникло. Около восьми часов вечера телефон у Сергея уже был недоступен. Я звонила в девять вечера, в десять, в одиннадцать. Телефон так и не включился. Тревогу уже было не унять. Примерно часов в одиннадцать я начала листать ленту в Вконтакте. Первыми же постами было фото и видео с места этой аварии. На тот момент я так и не связала отсутствие супруга с тем жутким ДТП. Потом мне позвонила сестра. Её муж работал вместе с Сергеем во «Владимирпассажиртранс», и ему позвонил начальник и сообщил об этой трагедии. Начальник хотел и мне это сообщить, но муж сестры его отговорил. В этот же вечер о трагедии мне сообщила сестра. 

На следующий день нам надо было ехать в морг на опознание. Шок начался уже там, в морге: Сергей лежал в куче трупов, потом нам его скинули на пол для опознания. Он был весь в грязи, нога разорвана. Таким нам его привезли и во Владимир перед похоронами. Не привели в порядок, хотя за это мы заплатили. Во Владимире в ритуальной компании его подготовили к захоронению, но целых три часа ушло у них на это. Похороны, установку памятника — это всё оплатил «Владимирпассажиртранс», у нас к ним претензий нет. Мне кредит ещё за телефон они помогли выплатить.

Началось следствие, и тут мы начали сталкиваться с рядом трудностей. Максим, который находился за рулём «Фиата», вначале признал свою вину, а потом отказался. Менял постоянно показания: то его скорость была 70 км/ч, то 90 км/ч. В итоге он взял себе статью 51, по которой он может не свидетельствовать против себя. Менял адвокатов два раза. Смена адвоката, ознакомление с материалами дела, запросы, проведение экспертиз, потом ходатайства о том, что они не согласны с какими-то экспертизами — это всё затягивает время до суда.

Максим обгонял фуру с правой стороны и въехал в рабочую машину супруга. Там на обочине как раз и стояли: автобус и рабочая «Лада», которых он или не заметил, или не представляю просто, как так получилось. Максим даже говорил о том, что: «А что вообще ваш супруг там делал?». Странный вопрос, конечно же работал!

Мы провели массу экспертиз, но адвокат Максима постоянно подавал ходатайства, что он не согласен с результатами экспертизы. Например, то, что их не было при проведении экспертизы или то, что их не оповестили. Или то, что погодные условия были совершенно другими, а не как в тот день. Были и совсем странные ходатайства. Решили мы провести полиграф. Были подготовлены вопросы, я добавила несколько своих вопросов. Максим этот полиграф не прошёл, аппарат уличил его во лжи, а на мои вопросы вообще отказался отвечать. Адвокат подал ходатайство на то, чтобы результаты признали недействительными. Потому что человек, который принимал ответы, находился без маски.

За это время у нас сменились три следователя, дело так и не двигается. О каких-либо компенсациях даже речи не идёт. Максим только один раз перевёл каждой стороне по 60 тысяч рублей. Я эти деньги снимать не стала. Более того, он даже не извинился, не позвонил. Своё ИП Максим закрыл, имущества, якобы, у него никакого нет. Сейчас он на свободе, по делу проходит как «обвиняемый», но под стражу на время следствия он не попал. Суд признал, что он не несёт опасности для окружающих. При этом, у него много штрафов за превышение скорости. Даже после 10 ноября такие штрафы были. То есть этот случай, на мой взгляд, абсолютно ничему не научил человека. Я два раза обращалась в прокуратуру. В первый раз мне позвонили и сообщили, что дело под контролем прокуратуры. Второй раз уже пришло письменное уведомление. Однако до суда ещё, по всей видимости, очень долго. Сторона погибшего водителя Николая уже как-то успокоилась. Видимо, уже не верят в то, что будет суд и водитель будет наказан".

Воспоминания вечера, после которого жизнь Ирины разделилась на «до» и «после», дались женщине тяжело. Она до сих пор со слезами вспоминает тот последний звонок от Сергея и отмечает то, что теперь смысл её жизни - только маленькая дочь, которая больше никогда не увидит своего отца.

 

Максим

Что могут сказать в ответ на трагедию предполагаемый виновник и его адвокат? Мы поговорили с Максимом и с адвокатом Игорем Пеньковым.

- Следствие продолжается. Выяснены не все обстоятельства ДТП", - дал сухой и короткий ответ Пеньков. А Максим, водитель «Фиата», отказался давать нам какие-либо комментарии.

 

Что говорят в УМВД:

- Уголовное дело было возбуждено. В настоящее время расследование продолжается. В рамках расследования проводятся необходимые следственные действия. В том числе были назначены необходимые экспертизы: технические, судебно-медицинские и так далее. Проводится сбор необходимой доказательной базы. Все необходимые следственные мероприятия проводятся".

В этом непростом и жутком ДТП есть ещё одна сторона, которая потерпела убытки — это «Владимирпассажиртранс». Эта городская компания лишилась одного автобуса и одного служебного автомобиля. В пресс-службе городской администрации дали следующее пояснение:

- В соответствии со статьей 49 Конституции РФ человек считается виновным только после вступления в законную силу приговора суда. Рассмотрение вопроса о взыскании причиненного ущерба с виновного в судебном порядке возможно только после вынесения обвинительного приговора в отношении виновного и вступления приговора в законную силу. В соответствии со статьей 196 Гражданского кодекса РФ общий срок исковой давности составляет 3 года».

Читайте также историю водителя из Владимирской области Ивана Гаврикова, который обвиняется в смерти четырёх солдат-срочников. ДТП произошло на подмосковной трассе 10 января, а уже в конце июля этого года дело было направлено в суд.

Фотоматериалы предоставлены Ириной Шаровой и сделаны журналистом "ПроГород" Кариной Польниковой

...

Комментарии
  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости