Бизнес в поисках мирного атома: набор в кластер атомной энергетики продолжается

Бизнес в поисках мирного атома: набор в кластер атомной энергетики продолжается

В строительстве атомной станции в Нижегородской области примут участие двадцать владимирских предприятий. Список может расшириться за счет новых членов кластера атомной энергетики, официально образовавшегося в начале лета. Прием в организацию продолжается

ВТО: реальная угроза или всего лишь повод?

Вся кампания проходит под знаком грядущей угрозы от Всемирной Торговой Организации. Дескать, вступление России в этот мировой институт торговли обернется крахом практически для каждой отрасли. И чтобы не допустить этого в рамках хотя бы пары регионов, владимирские и нижегородские предприятия объединяются в кластер атомной энергетики (КАЭНН). 
 
- Это совершенно новая площадка, - презентовал проект член экспертного совета и рабочей группы кластера Алан Хасиев, - ее участники откроют совершенно иные возможности и смогут реализовать собственный потенциал. 
 
Общие формулировки перспектив помогают эксперту раскрыть конкретные цифры. Инициатор создания кластера – объединенная компания НИАЭП – рассчитывает реализовать отечественные и зарубежные проекты в атомной энергетике на общую сумму 2,1 триллиона рублей. То есть осваивать бюджет «дочки «Росатома» в течение пятнадцати лет будут все участники кластера. Одни компании смогут набраться опыта, другие – выйти на ранее недоступные орбиты. 
 
- Пожалуй, главное преимущество от членства в организации — возможность участвовать в европейских тендерах, - обозначил перспективы российского бизнеса Николай Карасев, генеральный директор ОАО «Владимирский завод железобетонных изделий». - Но пока, разумеется, об этих горизонтах приходится мечтать. Даже до вступления в ВТО было выгоднее завозить, например, оцинкованный профиль из Финляндии, чем покупать его в Липецке.
 
Ситуация, когда и оборудование на заводах устарело, и цены «кусаются», усугубляется низкой рентабельностью производства. По данным гендиректора «Владимирского ЖБИ»,  в России из четырехсот заводов строительной отрасли осталось всего двести. Поэтому не дать прорваться китайскому производителю на российский рынок – еще одна задача кластера. В нижегородский комплекс вошли сорок предприятий. Участвовать в КАЭНН можно будет бесплатно, обещают руководители проекта, от компаний требуются профессионализм и желание развиваться. Для некоторых предприятий образование такой организации — хороший повод и сохранить конкурентные преимущества, и продолжить научные разработки. 
 
 - В первую очередь, это объединение всех региональных предприятий в рамках одного объекта строительства, - подвел итог Сергей Ситько, генеральный директор ОАО «Кольчугинский завод «Электрокабель». - Это позволит нам сохранить рабочие места, продолжить наработки, вести исследования новых видов кабеля, вводить инновационные продукты. Учитывая, что кабельная отрасль вообще очень конкурентная - только в России и на постсоветском пространстве насчитывается более трех сотен кабельных предприятий — появление на рынке производителей из Китая и стран Ближнего Востока заставит серьезно задуматься о новых методах работы и вызовет ужесточение конкуренции.
 
Самый крупный проект недавно образованного кластера – атомная электростанция в районе села Монаково Нижегородской области. К участию приглашаются и образовательные учреждения, и строительные компании, и многие другие предприятия. Варианты того, что  «что все члены КАЭНН будут обслуживать только отрасль атомной энергетики» представители кластера категорически отрицают, называя при этом второстепенные объекты будущего производства: энергоблоки для Балтийской станции и Южноуральской ГРЭС, такие же продукты отправятся из России в Китай, Турцию и братскую Беларусь. Парадокс в речах начальников кластера заставляет задуматься: а может и нет никакой угрозы ВТО, а объединение – всего-навсего реформа перед будущей стройкой?
 
Разожгли «атомный» костер
 
Главный аргумент строительства АЭС в Монаково – существенная экономия энергии. Нехватка ресурсов в Нижегородской области ощущается острее, но и для нас – серьезная проблема.
 
- На сегодняшний день дефицит электроэнергии – больше двух Гигаватт установленной мощности, - приводит данные исследований Алан Хасиев. – Свободной энергии нет, и это очень серьезная проблема. В том числе и в плане привлечения инвесторов. 
 
Но для жителей ближайшего к Монаково Мурома добыча энергии не аргумент, а будущая станция – и вовсе абсолютное зло. Проект не вызвал бы массовых протестов, если бы не близость будущего «атомного очага»: Монаково расположено всего в двадцати трех километрах от Мурома. Площадку для строительства выбрали в августе 2009 года. Жители 33 региона узнали о «радужных» перспективах только благодаря прессе - их мнения никто не спрашивал. С сентября 2009 в области уже начались акции протеста: общественники собирали подписи, направляли их в администрацию президента, проводили пикеты, митинги и даже автопробеги.
 
В 30-ти километровую зону вокруг АЭС попали 149 тысяч человек. Это все население округа Муром и жители прилегающих районов. Однако несмотря на бурные выражения недовольства, возникало ощущение, что жителей никто не слышал и не хотел видеть, попросту делая вид, что ничего нет. Подписывались договоры, акты, заседали комиссии, выдавались лицензии. Так, лицензия на строительство была получена ОАО «Концерн «Росэнергоатом» от Ростехнадзора в январе 2011 года.
 
Плачевный опыт 
 
В том, что атом может быть мирным, как не убеждали представители «Росатома», жителям Владимирского региона верится с трудом. Да и какая тут вера, если вся страна помнит апрель 1986 – трагедию на Чернобылькой АЭС. Последствия трагедии ощущаются по сей день. Весной 2011 года мир содрогнулся от Фукусмы. Землетрясение в Японии спровоцировало техногенную катастрофу. 
 
Разработчики АЭС уверяют, что при строительстве в Монаково будет учтен опыт аварии на японской «Фукусиме-1». Предусмотрена защита от землетрясения, цунами, урагана, падения самолета. Реакторный зал обнесен двойной оболочкой (контайнмент), предполагается «ловушка» расплава активной зоны, расположенная под корпусом реактора, а также пассивная система отвода остаточного тепла. Как уверяет директор по проектному производству ОАО«Атомэнергопроект» Илья Копытов, реакторное здание энергоблока способно выдержать падение самолета весом 400 тонн. Но при чем же здесь падающие самолеты, если со временем энергоблоки и вовсе могут уйти под землю? 
 
Не в пользу будущих строителей говорит тот факт, что для строительства выбрана карстоопасная площадка. Многолетние исследования грунтов территорий вблизи Монаково показали, что это массивы со сложными карстовыми структурами, провалами, воронками, рисками развития карста и формирования новых провалов. Попросту говоря, это место, где земля уходит из-под ног. Исследования долгое время проводили в Муромском институте Владимирского государственного университета. Впрочем, первый заместитель председателя комиссии Совета Федерации по естественным монополиям Валентин Межевич с аргументами экологов не согласился.
 
- Насколько мне известно, исследования, которые проводились весьма уважаемыми структурами, в частности ФГУП «Гидроспецгеология», подтвердили, что на данной конкретной площадке строить можно. Собственно, с этим согласился и Ростехнадзор, выдав лицензию на строительство, – приводит слова Межевича пресс-центр атомной энергетики и промышленности.
 
В свою очередь представители Росэнергоатома утверждают, что будут проводить постоянный мониторинг ситуации с карстами.
 
- С одной стороны, это было пожеланием Ростехнадзора, но с другой стороны, в рамках всей госкорпорации «Росатом» ведется работа по повышению прозрачности, поэтому и сама строящая и эксплуатирующая организация в лице Росэнергоатома может организовать наблюдение за изменениями в состоянии пород сверх предусмотренных нормативов, – отмечает Валентин Межевич.
 
Какие бы споры не велись и сколько бы доводов не приводили «за» и «против», Владимир Путин в годы своего премьерства распоряжение о строительстве атомной станции во Владимирской области подписал.
 
(0+)

...

  • 0

Популярное

Последние новости