Наверх

"Рельефы Дмитриевского собора - это каменная книга о победе Света над тьмою"

Возрастное ограничение: 0+
"Рельефы Дмитриевского собора - это каменная книга о победе Света над тьмою" Все фото Алексея Валентиныча
Народный экскурсовод Алексей Валентиныч рассказал, откуда на стенах православного храма взялись грифоны, и волк Фенрир

Дмитриевский собор — шедевр белокаменного зодчества конца 12 века, возведённый в эпоху правления великого владимирского князя Всеволода Юрьевича Большое Гнездо. Построен храм был в честь небесного покровителя князя — Дмитрия Солунского как личная церковь для княжеской семьи.

Снаружи Дмитриевский собор украшают более 1500 рельефов, из-за чего храм называют «книгой в камне». Князь Всеволод, был христианином, и, согласно Радзивилловской летописи, построил много церквей, по большей части до нас не дошедших. Но, интересно то, что рельефы Дмитриевского собора отражают не только христианские мотивы. Там можно увидеть различных мифических существ, сцены из сказок или реальной жизни.
Подробнее о хитросплетениях средневековых узоров и сюжетов нашей редакции рассказал народный экскурсовод Алексей Валентиныч:
 

-  На церкви имеется ряд рельефов, где изображены как реальные, так и мифологические персонажи, и можно заметить, что подчас между ними происходит борьба. Например, древнегреческий Геракл в схватке со львом, предположительно, германский Один с волком Фенриром, князь Мстислав с богатырём Редедей. Если подумать, то зачем вообще на христианском храме изображать борющихся персонажей? Мы можем предположить, что перед нами мотив поговорки «сказка ложь, да в ней намёк», и в конце добро неизбежно побеждает зло. Под видом последнего здесь выступают животные, зооморфные существа, потому что в конце XII века хищники всё ещё представляли реальную угрозу. Либо же она исходила от вождей воинственных народов, традиционно окружавших Русь. Поэтому сюжеты, выбитые на рельефах, понимались не как религиозные, а, скорее, как нравоучительные.

Некто из Асгарда и волк Фенрир

На самом деле не совсем понятно какие именно персонажи изображены на рельефе. Но, если вспомнить сюжетные линии эпических преданий народов, что присутствовали в культурном ареале Суздальской земли, то на ум приходит только повествование из сочинения норвежского скальда Снорри Стурлусона. Оно доносит до нас, что некогда волк Фенрир жил в Асгарде среди «божеств» асов и ванов. Он рос и рос, пока не достиг гигантских размеров, а надо отметить, что на рельефе изображён достаточно крупного размера волк. Хищник невольно пугал небожителей, и они трижды пытались его связать, однако, лишь третья попытка увенчалась успехом. Они сковали цепь из сверхъестественных компонентов, таких как корни гор, дыхание рыб, птичья слюна. Затем, между челюстями Фенрира был помещён меч. И всё это мы видим на данном рельефе: у волка спутаны передние лапы, в его пасть человек в одеждах воина втыкает клинок. Что это, если не скандинавский сюжет, как асы и ваны связали Фенрира — олицетворение зла, порождение лукавого Локи. Человек же рядом с волком может быть и Одином, и Тором, и Тиу. Сюжет был записан в Норвегии конце XII столетия, примерно в то же время, когда и был построен Дмитриевский Собор. Ввиду значить об осведомлённости о нём в среде местной знати, а, возможно, и простонародья.

Два борца

В Радзивиловской летописи конца XV века ( это единственная иллюминированная русская хроника из дошедших до нашего времени) есть весьма примечательная миниатюра. Изображённый на ней сюжет перекликается с выбитым на рельефах церкви святого Димитрия. На нём два равновеликих человека борются друг с другом. Камень на стене храма, разумеется, не подписан, однако, в летописи говорится, что это не просто борцы, а тмутараканский князь Мстислав Володимерович с адыгским вождём, по имени Ридада, по-славянски Редедя.

В 1022 году русский правитель с дружиной напал на его земли, однако перед началом битвы от адыгского богатыря поступило предложение выйти на бой им самим, чтобы помиловать жизни своих дружинников. Кто кого переборет, тот и победитель: возьмёт жизнь поверженного противника, его семью и дань с его народа. Началась схватка христианина и язычника, в которой успех сопутствовал последнему, Редедя был силён и опытен в борьбе. А Мстислав взмолился Богоматери с просьбой помочь, и пообещал построить Ей храм в своём стольном городе Тмутаракани (на современном Таманском полуострове). В какой-то момент русский князь смог изловчиться, уронить на землю противника, вынуть нож и зарезать его. Затем осогласно договору, он пленил его семью и взял с адыгов даниь. Кстати, дочерей Редеди впоследствии Мстислав удачно выдал замуж, а в городе Тмутаракани построил Богородице обещанный Ей храм, фундамент которого был найден в 1955 году.
 

Почему я толкую этот рельеф именно так? Во-первых, есть чисто графическое совпадение. Во-вторых, для чего изображать на христианском храме неких сторонних борцов, схватившихся на ристалище? Чему это учит? На мой взгляд, здесь не более чем очень понятная для своего времени иллюстрация евангельских слов Христа: «У имеющего прибавится, а у не имеющего отнимется даже то, что имеет». Редедя имел честь и силу, но не имел веры в истинного Бога и не стоял за Его правду, поэтому потерял то, чем владел. А Мстислав христианин, освящённый благодатью Святого Духа, и ему прибавилось слава победителя. В земной жизни это были совершенно равные люди, но крайнее решение остаётся за Богом, чья истина  выше любого человеческого знания.

Человек на троне

На северном фасаде Дмитриевского собора изображен восседающий на престоле человек, который держит на руках подросшего ребенка. С двух сторон к нему прибегают по паре склонившихся «человечков» с вытянутыми руками, означающими обращение, мольбу. В недавнем прошлом имелось мнение, что этот сюжет изображает царя Давида с его сыном Соломоном на руках, либо каких-то иных ветхозаветных персоналий (Иосифа с братьями). Однако, у изображённых на рельефе нет характерных пророческих «шапочек», царских «венцов», а также бород.

При советской власти было принято, как почти «каноническое», толкование, что на данном рельефе изображен сам князь Всеволод Юрьевич с сыновьями. На руках у него один из потомков, но не совсем понятно, который именно. Соответственно, подбегают к нему другие старшие сыновья — Константин, Георгий, Ярослав и Святослав Всеволодовичи. Вроде бы логично. Но взглянем в контексте эпохи. А, контекст таков, что Русь была раздираема постоянными усобицами в борьбе за власть потенциальных наследников, где следующим в очереди был не сын покойного правителя, а его младший брат.

В связи с этим у меня есть предположение, что на троне сидит именно князь Всеволод Юрьевич. Отсутствие головного убора на правителе может смутить, однако, чина «венчания на княжение» (коронации) на Руси в те времена не существовало. Не стоит забывать, что камень размещён на храме, в котором князь молился, как и все мужчины, сняв головной убор. Прибегающие к престолу «человечки» же – это подданные, которые могут олицетворять земли и города, к примеру Суздаль, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский или другие подвластные князю Всеволоду. 
Могу так же предположить, что на руках у Всеволода сидит его старший сын Константин, наследник по праву первородства. Возрастом ребенок вполне подходит, если взять во внимание пропорции тел. К моменту создания данного рельефа ему должно было исполниться 7-8 лет. Тем более, как известно по летописям, князь-заказчик желал, чтобы нашим городом Володимером и Суздальской землёй после его смерти владел именно сын Константин Всеволодович.

Изображение  показывает, что уже в конце 12 века у отдельных волостителей было ясное понимание, что дальнейшее дробление земель, приводит к ненужным кровопролитиям.

Грифон, несущий агнца


На Дмитриевском соборе, как и на церкви Покрова в Боголюбове, имеется несколько изображений античной «собаки Зевса» - грифона. В когтях он держит животное, которое можно соотнести с овцою. Как же понималась такая композиция средневековым сознанием? Грифон воспринимался как ангел, возносящ ий чистую христианскую душу в райские обители. Людям того времени, недавно принявшим христианство, и ещё живущим в символизме полузвериных мифических существ, были более понятны такие  образы. В этом смысле все рельефы собора – каменная книга «о правде Божией, о победе Света над тьмою», со связанными между собою абзацами и главами.

В этих сюжетах и персоналиях нет никакой демоничности, а есть иносказательность, пришедшая, главным образом, из греко-римской культуры, давшей свой образный язык Божественному Откровению Нового Завета.
 Дмитриевский собор Владимира своей замысловатой резной композицией формировал менталитет русского народа. Дойдите до его стен, не поленитесь, осмотрите его удивительные скульптуры, сегодня многие из них ещё целы и доступны для вашего внимания.

Геракл, побеждающий льва

Рельеф, изображающий древнегреческого героя Геракла, говорит не о том, что надо чтить языческую культуру. Дело в том, что Геракл все время боролся с мифическими существами, олицетворениями зла, тьмы, дьявола. Дьявола часто сравнивают со змеем, со львом, с волком, в общем с хищником. Хищник — это похититель человеческой жизни, души, праведности. А убивающий или связывающий его герой — это борец со злом, олицетворение сил добра. Смысл этих символов иносказителен. Ну и что? Эпоха такая была.

Владимир Интервью Искусство

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru