Наверх

Роженица, впавшая в кому, не дала разрешение на разглашение врачебной тайны

Возрастное ограничение: 0+
По словам врачей, женщина не подписала одну важную бумажку, и именно по этой причине персонал Перинатального центра не мог поставить мужа в известность о состоянии пациентки.

Главврач владимирского перинатального центра Надежда Туманова пообщалась с журналистами и озвучила свою точку зрения относительно трагических событий, которые произошли в первом роддоме.

По словам Тумановой, 32-летняя Анна Бобрикова сама не очень-то и пеклась о своем здоровье, поздно встав на учет и редко посещая врача.

- Она, кстати, и на учет встала позже 12 недель, и к врачу ходила не очень часто, - рассказала главврач. - Чем раньше женщина встанет на учет и чем чаще будет наблюдаться у гинеколога, тем пристальнее врач сможет ее обследовать и с большей вероятностью исключить родовые иски.

В ответ на это высказывание муж Анны - Сергей Плаксин - заявляет, что в действительности его супруга с первых дней беременности наблюдалась в частной клинике, тщательно следила за ходом беременности и даже в роддом легла за неделю до предпологаемой даты родов. Но Надежда Туманова продолжает настаивать, что действия врачей были четко налажены, персонал роддома сделал все, что мог.

- Пациентке была оказана вся необходимая помощь и во время родов, и после них. Ее не оставляли одну ни на минуту. Сначала кровотечение пытались остановить рекомендованным и имеющимся в каждом роддоме препаратом «Протромплекс 600». Но оно было очень сильным. Такое бывает примерно при 15-18 родах в год. Пришлось оказать оперативное вмешательство — это все, что я могу сказать, не нарушая врачебную тайну, - пояснила Надежда Туманова.

Но невольных свидетелей произошедшего тревожит один вопрос: почему родные Анны находились в неведении относительно здоровья женщины, пока ей удаляли матку? В частности муж сходил с ума, не понимая, что творится с его любимой. И опять у врачей есть оправдание:

- Мы держали мужа в курсе происходящего. А сообщать такие подробности мы не имели права по закону о неразглашении состояния здоровья пациента, не имея на то его письменного согласия, - комментирует Туманова.

То есть, получается, что сама Анна дала запрет на распространение информации и своем самочувствии, не подписав одну из стандартных бумажек. Этот вопрос больше всего ставится под сомнение: а была ли эта бумажка вообще и информировали ли женщину о ее важности?

Супруг Анны - Сергей -  сдаваться не намерен. Мужчина уже написал заявление  в Следственный комитет и прокуратуру.

- Только что человек с доверенностью от меня ездила в Москву в НИИ, где лежит Аня. Естественно, к Ане не пустили. Общались с лечащими врачами. Ее состояние оценивают как стабильно тяжелое. Прогнозов не дают. Врачи продолжают бороться за ее жизнь. Спасибо им! Мы продолжаем молиться, высылать лучи поддержки и верить только в хорошее! Еще мне сказали, что главврач Туманова собрала журналистов. Интересно, что она им сказать хотела. Понять и простить? Борьба только начинается. Я нанял адвоката на последние деньги! - написал Сергей на своей страничке "ВКонтакте"

Здоровье Происшествия

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru